Гостиницы

Будущее торговых центров

Чтобы выжить в цифровую эпоху, торговые центры должны будут заново изобрести себя. Вот как это делается.

Официально торговые центры определяются как одно или несколько зданий, которые образуют комплекс магазинов различных брендов и магазинов, где вы можете купить все, от швейцарского армейского ножа (на итальянском — coltellino svizzero) до качественного горного велосипеда. Неофициально они являются сердцем и душой различных социальных групп, основой розничной экономики и социальным убежищем для подростков во всем мире. В последние десятилетия концепция торгового центра, которая берет свое начало в США и стала полномасштабной современной розничной тенденцией там в послевоенные годы, распространилась и по всему миру. Пять крупнейших торговых центров в мире в настоящее время находятся в Азии. Китайский Новый Южно-Китайский торговый центр в Дунгуане стоит на вершине большого холма и включает в себя 2,9 миллиона квадратных метров пространства.

Несмотря на свою вездесущность, торговые центры, как они были задуманы за последние полвека, находятся в критической точке социального и экономического преткновения. Огромные волны глобальных тенденций постоянно шатают рынок, но в то же время они позволяют собираться людям вместе в то же время и в том же месте. Чтобы заставить торговые центры изменить роль, которую они играют в жизни людей, из них сделали не только место торговли, но и место проведения свободного времени. Больше они не в первую очередь о покупках. Теперь, когда потребители посещают торговые центры, они ищут опыт, который выходит далеко за рамки традиционных покупок.

Тенденции, способствующие этому изменению, включают в себя изменение демографических показателей, таких как старение населения и рост урбанизации, что означает увеличение числа людей, живущих в меньших пространствах, и большую потребность в общественных пространствах, в которых можно общаться и собираться. В этой среде торговые центры предлагают приветственный водопой, особенно в городах, где другие общественные места небезопасны. Проблемы устойчивости приводят к тому, что некоторые потребители предпочитают смешанные разработки, где они могут жить, делать покупки и работать в нескольких минутах ходьбы-вместо того, чтобы садиться в машину и ехать в переполненный пригородный торговый центр. Растущие средние классы в Латинской Америке и Азии поддерживают тесную связь между потреблением и удовольствием, стимулируя потребность в более привлекательном опыте покупок. И, наконец, революция электронной коммерции и рост цифровых технологий коренным образом меняют ожидания потребителей и смещают функцию магазинов в сторону полезного и развлекательного опыта клиентов. Люди больше не ходят в торговые центры, чтобы, например, покупать точилки (affilacoltelli) или подобные вещи.

По мере продвижения этих тенденций на мировой арене они заставляют операторов торговых центров переосмыслить то, как они понимают и управляют своими свойствами. Этот кризис идентичности наиболее интенсивен в США, стране, которая стала пионером торговых центров и имеет наибольшее количество торговых центров на одного жителя. Благодаря продолжающемуся экономическому спаду и быстрому продвижению цифровой революции, индустрия торгового центра США сокращается и сталкивается с высоким уровнем вакансий. Веб-сайты, такие как deadmalls и некотороные другие, собирают много фотографий заросших сорняками парковок и бесплодных фуд-кортов, и пытаются найти объяснение тому, как некогда процветающие торговые центры начали спирально прогрессируя угасать, опустошаться и спускаться глубоко вниз.

Перед лицом этих значительных проблем торговые центры стремятся оставаться актуальными, стимулировать рост и повышать эффективность. Мы видим, что успешные игроки инвестируют по трем ключевым направлениям.

Интернет-магазины предоставляют потребителям максимальный уровень удобства. Торговые центры никогда не смогут конкурировать с бесконечным выбором продуктов, сравнением цен и всегда быть на природе онлайн. И не должны пытаться. Вместо этого, торговые центры должны двигаться в другом направлении, от коммерциализированного опыта покупок и к расширенному ценностному предложению для потребителей.